Рисунок1.jpg    
 Рисунок2.png  
    Рисунок1.png   qN8tOzJXzzY.jpg 

kisspng-oregon-service-clip-art-home-icon-5acf3eab3f6a30.0071308715235314352598.jpg398017, г.Липецк, ул. 9-го мая, д.20

23173-6-phone.png (4742) 43-17-25 

Email_Icon-Org2x.png  e-mail: Razvitie-48@mail.ru

Центр дополнительного образования Липецкой области


75_victory.png
 

Оборона Заполярья. Долина Смерти

Оборона Заполярья. Долина Смерти

От Титовки и хребта Муста-Тунтури до восточного берега реки Западная Лица - это было основное направление удара немецко-финских войск, т.к. именно здесь лежала дорога на п. Полярный (база СФ) и г. Мурманск.
В ночь с 28 на 29 июня германские регулярные части перешли государственную границу СССР в районе Титовки. После полуторачасового артиллерийского обстрела и бомбежки, в которой участвовало более ста самолетов «Юнкерс-88» и «Хейнкель-111», в 4 часа утра пошли в наступление горно-пехотные дивизии врага.

До последнего патрона, до последней гранаты сражались пограничники, принявшие на себя первый удар противника. Особенно тяжело пришлось 6-й погранзаставе Озерковского отряда, которая под руководством лейтенанта Яковенко отражала яростный натиск егерей. На окопы пограничников пикировали немецкие самолеты, заставу обстреливали из пушек и минометов. С каждым часом бойцов становилось все меньше, но бой продолжался. Враги предлагали оставшимся в живых сдаться, но ответом были пулеметные очереди. Застава дралась до конца.

Много лет спустя была найдена прощальная записка парторга Гольтунова:«Нас здесь три коммуниста. И пока будет в живых хоть один, фашисты не пройдут».
untitled.png Надпись на обелиске воинам 6-й погранзаставы.

100-й погранотряд к началу Великой Отечественной войны состоял из 8 пограничных застав и 5 боевых постов: 1‑я, 2‑я, 3‑я, 4‑я, 5‑я пограничные заставы и 5 боевых постов охраняли побережье полуостровов Средний и Рыбачий, 6‑я, 7‑я, 8‑я пограничные заставы охраняли границу с Финляндией на материке. Штаб пограничного отряда находился в пос. Западное Озерко (п‑ов Средний), отсюда его первое название — Озерковский. В годы Великой Отечественной войны пограничники отряда выполняли различные задачи: вели бои на передовой, действовали в тылу противника, охраняли тылы советских войск в составе сформированного в 1941 на базе погранотряда 181‑го отдельного пограничного батальона.




Храбро сражались 29 и 30 июня 1941 г. в районе Титовки красноармейцы 95-го стрелкового полка, которым командовал майор С. И. Чернов. Враг, используя тактику обхода, наносил удары там, где его не ожидали. Это вызывало поначалу замешательство. Положение усугублялось еще двумя обстоятельствами. В оборонявшихся войсках нарушилась проводная связь. Командир 14-й стрелковой дивизии генерал-майор А. А. Журба не знал в подробностях обстановку в подчиненных ему частях и вынужден был выехать на место боев. В течение второй половины дня 29 июня он пытался организовать оборону отходящих от границы войск у Титовки, а на следующий день — на подступах к полуострову Средний. Морем в Титовку прибыло несколько сот новобранцев. Необстрелянные новички растерялись и не смогли оказать реальную помощь бойцам, державшим оборону на этом участке фронта.

1.pngСамые напряженные бои развернулись на стыках красноармейских подразделении, на флангах. Егеря обошли пограничные заставы и недостроенные доты, всю систему укреплений и ударили по батальонам 95-го стрелкового полка, фронт обороны которых растянулся на три десятка километров. Вскоре передовым частям противника удалось форсировать реку Титовка. Вдоль линии границы продолжались тяжелые, кровопролитные бои, немалый урон в которых нанесла врагу дивизионная и полковая артиллерия, хотя ей нередко приходилось сражаться в условиях полуокружения. 

ТИТОВСКИЙ УКРЕПРАЙОН - полоса местности, приготовленная к оборонительным действиям. Состоял из 8 бутобетонных ДОТов (полукапониров, 7 — двухпулеметных, один — трехпулеметный) на высоте 255,4 (Угловая) и 5 ДОТов на высоте 189,3 на западном берегу р. Титовка. Система огня полукапониров: на высоте 189,3 — уступом, в три эшелона; на высоте 255,4 — по принципу круговоу обороны, но в обоих случаях с учетом наиболее вероятного направления выдвижения против ника от границы. К началу боевых действий на Мурманском направлении ДОТы не были покрыты землей и замаскированы, не были установлены минные поля и проволочные заграждения, не прикрывались перекрестным огнем. 2‑й батальон 95‑го стрелкового полка 14‑й стрелковой дивизии 22.06.1941 по тревоге занял оборону в Титовском оборонительном районе. При начавшемся 29.06.1941 немецком наступлении доты были блокированы подразделениями германского горного корпуса «Норвегия». Уже к 9 часам утра с применением огнеметов была взята высота 189,3 (при особо упорном сопротивлении бойцов КА), к вечеру — высота 255,4. Считается, что часть бойцов 4‑й роты 95‑го СП вырвалась из окружения. 

2.png
Молниеносного прорыва обороны у гитлеровцев не получилось. Самоотверженно сражались советские пограничники, пехотинцы и артиллеристы. Много было уничтожено здесь вражеских солдат, но и красноармейцев и командиров полегло немало. Отходили они от границы по приказу в двух направлениях: на север — к полуострову Средний и на восток — к реке Западная Лица. Отходили с боями, нанося ощутимые удары наседавшим егерям, зная, что навстречу им уже идет подмога — полки 52-й стрелковой дивизии и части 23-го укрепрайона, прикрывавшие с юга Рыбачий.

В дневнике адмирала А. Г. Головко в те дни отмечено:

«Наши части продолжают отходить. Титовка сдана. Командующий участком генерал-майор Журба погиб вместе с адъютантом. Только один батальон подошел к заливу во главе с командиром; причем этот командир имеет более десяти ран. Я видел его и поразился тому, как он сумел дойти. Еще более удивительно несоответствие его физического состояния — человек едва держался на ногах — с его волей. К сожалению, не запомнил его фамилии».

Врагу не удалось разгромить советские войска у границы. 95-й стрелковый полк, по которому был нанесен первый удар у Титовки, поротно и повзводно отходил на восток. Полк сохранил основные кадры, штаб, Боевое Знамя.

Горные егеря, рвавшиеся к Мурманску, пытались с ходу форсировать Западную Лицу и преодолеть хребет Муста-Тунтури. Финны, перешедшие границу у реки Лотты, наступали на рестикентском направлении (второе направление на Мурманск - с юго-запада). Таким образом, уже в первый месяц войны в боях за Мурманск советские сухопутные войска при поддержке Северного флота и авиации дрались на трех самостоятельных, к тому же разобщенных между собой участках. 

14.png


23-й укрепленный район (комендант полковник Д. Е. Красильников) вместе с 100-м пограничным отрядом (начальник И. И. Калеников) обороняли подступы к полуострову Рыбачий. Здесь на каменистых солках и в болотистых низинах занимали боевые позиции 135-й стрелковый полк (командир полковник М. К. Пашковский) 14-й стрелковой дивизии, второй дивизион 241-го гаубичного артполка, два отдельных пулеметных батальона и береговые батареи Северного флота. В июле пехотинцы, пулеметчики и артиллеристы защищали узкий (около 6 километров) перешеек между губами Малая Волоковая и Кутовая — южные ворота к Рыбачьему. Этот участок фронта снабжался морем, имел поддержку Северного флота и свою задачу выполнил — не дал врагу с ходу занять Рыбачий. Гитлеровцы, по всей видимости, рассчитывали, что 135-й стрелковый полк и пулеметные батальоны пойдут на помощь 95-му стрелковому полку, сражавшемуся у Титовки, оголят хребет Муста-Тунтури и егеря за спиной ушедших к Титовке войск ворвутся на полуострова Средний и Рыбачий. Но этого не произошло. Командарм В. А. Фролов бросил на помощь 95-му полку подкрепления с запада, а Д. Е. Красильникову приказал стоять насмерть, не выходить за линию обороны. И линия фронта, установившаяся на перешейке между материком и полуостровом Средний летом 1941 г., держалась всю войну.

«...кто владеет Рыбачьим и Средним, тот держит Кольским залив. Без Кольского залива Северный флот существовать не может. Самое же главное — Кольский залив нужен государству. Мурманск — наш океанский порт, один из важнейших, это окно в мир».
Командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко.

Первые попытки остановить врага не увенчались успехом. Он преодолел сопротивление советских войск и к утру 2 июля вышел к реке Западная Лица. Пока красноармейцы спешно окапывались на правом берегу неширокой, но быстротекущей реки, егеря пытались с ходу преодолеть ее. Единственный мост через реку был взорван, а на местах возможного форсирования В. А. Фролов приказал поставить артиллерию. Как только горные егеря начинали переправу, артиллеристы обрушивали убийственный огонь.


5.png
Долина Славы - вид от мемориала. Редкий для этих мест равнинный ландшафт

Рано утром 6 июля  гитлеровцы возобновили наступление на Мурманск с рубежа Западной Лицы. Главный удар обрушился на позиции 58-го стрелкового полка. Именно здесь горные егеря стремились во что бы то ни стало прорваться к Кольскому заливу. Там неожиданно появились два батальона егерей 137-го горнострелкового полка полковника Хенгля. Батальонный комиссар Иванников умело организовал оборону, и в тяжелом бою к концу дня оба батальона егерей были разгромлены, потеряв убитыми и ранеными около 200 человек. Наши потери - 28 бойцов и командиров. Фашисты своих убитых и раненых унесли с поля боя.

Пленные показали, что они форсировали Западную Лицу в ее низовьях по отмелям при отливе. Поскольку два наших батальона обороняли большой участок реки протяженностью 25 километров, то на сплошную линию обороны бойцов не хватило. Егеря под покровом тумана прошли в наш тыл на неохраняемом стыке между 1-м и 3-м батальонами.

Одним из самых кровопролитных сражений стала атака первого батальона 137-го горнострелкового полка немецких войск на удерживаемую красноармейцами высоту 183,6. По данным архивов в этом сражении погибли более 300 человек с обеих сторон. По некоторым данным именно подножье высоты 183,6 и прозвали солдаты Долиной Смерти.

6.png
Подножье высоты 183,6

Имея превосходящие по численности силы, надежную авиационную и артиллерийскую поддержку, инженерные средства переправы и автоматическое оружие, противнику удалось форсировать Западную Лицу и вклиниться в расположение наших войск на 2–3 километра. Но бойцы 52-й стрелковой дивизии под командованием полковника Г. А. Вещезерского (генерал-майор Н. Н. Никишин принял 14-ю дивизию) контратаковали врага и заставили его отступить.

Хребет Муста-Тунтури (или Мустатунтури - от фин. «муста» — чёрный, мрачный; «ту́нтури» — безлесная гора) являлся самым северным участком фронта в Великую Отечественную войну. Хребет Мустатунтури единственное место, где немецкие войска не смогли перейти сухопутную границу СССР. Во время Великой Отечественной войны более трёх лет в этом месте проходила линия фронта. При этом по южным склонам хребта располагались немецкие войска, а по северным — советские.

В этом месте происходят события описанные К. Симоновым в поэме «Сын артиллериста».

8.png
"Погранзнак" - именно здесь проходила старая граница между СССР и Финляндией

Гарнизон полуостровов Среднего и Рыбачьего имел на вооружении: 5613 винтовок, 144 станковых пулемета, 98 автоматов ППШ, 83 орудия разных калибров, 2 танка, 779 карабинов, 210 ручных пулеметов, 11 зениток, 101 миномет, 62 машины. Сила немалая, но она была разбросана по большой территории. 


9.png
Вид с хребта на полуостров Средний.

К 29 июня 1941 года на участке от Кутовой до Волоковой находился 15-й отдельный пулеметный батальон и 55, 56 и 57-я отдельные пулеметные роты. Все они были в спешном порядке сформированы из новобранцев - жителей Мурманской области. Здесь же дислоцировалась и 4-я пулеметная рота Никишина. 

original.jpeg

Из других подразделений на названном участке находились отряд разведчиков 135-го полка, пост станции наблюдения и связи Северного флота, небольшое подразделение саперов и 6-я застава 100-го погранотряда. Имелись и два вспомогательных подразделения - клуб и подсобное хозяйство 2-го батальона.

На участке границы от озера Титовского до Варангер-фиорда немцы пошли в наступление 29 июня. Уже к исходу дня первые группы фашистов появились на Муста-Тунтури. Они были остановлены. С тех пор и до окончания войны линия фронта по хребту оставалась неизменной!
10.png
На данном участке фронта фашисты имели более выгодные стратегические позиции. Как правило, они заняли вершины гор и сопок и контролировали все подходы к нашему боевому охранению. Немцы использовали более передовую технологию строительства оборонительных сооружений. Штабы, казармы, лазареты прятали в катакомбах, специально вырытых в скалах. При строительных работах применяли электричество, компрессорные установки, металлоконструкции и бетон.

Укрепления в монолитной гранитной скале длиной около четырёх километров, местами возвышающейся над морем на 260 метров: там стояли орудия, миномёты, ДОТы, дистанционно управляемые стационарные огнемётные установки.

Землянки и огневые точки нашего боевого охранения строились из камня, мха и бревен. Бывший сапер Николай Митрофанович Абрамов рассказывал: Кровью нам дались эти точки. Немцы все подходы держали под прицелом. За каждое доставленное на Муста-Тунтури бревно бойцы платили жизнью или ранением. А как построишь опорный пункт в пятидесяти метрах от линии обороны противника? Любой стук - и тут же мина на голову. Приходилось отвлекать егерей ложными взрывами и атаками.

Ветераны-рыбачинцы помнят одну историю, связанную со строительством огневых точек на Муста-Тунтури:
Осенью 1942 года на опорный пункт приполз телефонист Фома Шапиро. Это был балагур и выдумщик, непревзойденный мастак писать письма девушкам. Отремонтировав телефонные аппараты и опробовав связь, Фома травил анекдоты отдыхающей смене боевого охранения. Тут один из моряков ему и пожаловался:
- Хорошо тебе, Фома, ты нас повеселишь и уползешь в тыл, а мы тут камни кровью красим. Немец дотов наворотил, а мы локтем от пуль прикрываемся.
- А вам что мешает так же устроиться? - поинтересовался Фома.
- Ясное дело, немец. Только шевельнешься, он, гад, пулеметом шарит, а то и миной угостит.
Фома на минуту задумался, затем спрашивает:
- У вас пара простыней и пара жердей найдется?
...
Снова забравшись на опорный пункт, Фома натянул белое полотнище между жердей и головешкой из костра нарисовал на нем портрет Гитлера. Фюрер получился на славу: с усиками, фирменной прической, выпуклыми глазами и требовательным взглядом.
С рассветом горные егеря увидели перед собой изображение их главнокомандующего. Что делать? Стрелять по фюреру нельзя. Снять не дают русские пулеметчики. Двое суток красовался рисунок Фомы на Муста-Тунтури. За это время под его прикрытием саперы успели построить два отличных дота. И сегодня видно, что они получились добротнее других.


12.png

За боевым охранением шла первая линия обороны, за ней - главная. Наши опорные пункты располагались следующим образом:

1-й - на северном склоне хребта, напротив озера Перяярви. Этот опорный пункт имел 5 огневых точек и два миномета.

2-й - на северном склоне высоты 187,0 (Средняя Тунтури), напротив западной оконечности озера Йаухоноканярви. Опорный пункт имел 5 огневых точек и одну минометную.

3-й - на северных склонах высоты 121,0, напротив восточной оконечности озера Йаухоноканярви. Здесь же находился штаб боевого охранения. Опорный пункт имел 10 огневых и 2 минометные точки. Со стороны тыла к подножию высоты вел единственный ход сообщения. По нему и шло снабжение наших подразделений. Под прикрытием скалы были устроены большие блокгаузы, склады и пункт медицинской помощи.

4-й - на высоте 115,6, известной как место, где всю войну наши солдаты держали в неприкосновенности пограничный знак бывшей советско-финской границы. Опорный пункт имел 11 огневых и 2 минометные точки.

5-й - на высоте 93,0, что напротив озера Кайраярви. Этой сопкой заканчивается хребет Муста-Тунтури. Опорный пункт имел 7 огневых и 2 минометные точки.

6-й - на высоте "Безымянной", расположенной в предгорье высоты 122,0. Опорный пункт имел 8 огневых и 1 минометную точку. Здесь был выносной наблюдательный пост командования.

7-й - на высоте 40,1, на берегу губы Кутовая. Опорный пункт имел 6 огневых точек. Со стороны Кутовой к нему подходил ход сообщения.

8-й - на высоте "Блин", восточной озера Чернявка. Это был тыловой опорный пункт на случай прорыва врага на стыках 5, 6 и 7-го опорных пунктов. Пункт имел 4 огневые и 2 минометные точки. 


В целом обстановка на мурманском направлении складывалась для советских войск крайне неблагоприятно. Потери в людской силе в приграничных боях, отсутствие резервов, превосходство противника в авиации и маневренности, разобщенность и плохая связь между отдельными участками фронта еще более усложняли задачу обороны Мурманска.

В этой обстановке командование 14-й армии и Северного флота приняло решение высадить с моря в тылу врага отряды пограничников, красноармейцев и краснофлотцев с целью отвлечь силы противника, заставить Дитля бросить на ликвидацию десантов войска, нацеленные на Мурманск. Главная задача этой операции заключалась в том, чтобы задержать наступление немецко-фашистских войск, дать возможность обороняющимся дивизиям принять подкрепление и усилить позиции на рубеже Западной Лицы.


13.png
Морской десант Северного флота

6 июля 1941 года для содействия частям 52-й стрелковой дивизии в проведении контрудара по войскам противника на занятом ими плацдарме, на южном берегу губы Западная Лица был высажен тактический десант в составе одного стрелкового батальона (529 человек) из этой дивизии. Высадка производилась десантным отрядом Северного флота (командующий вице-адмирал А. Г. Головко из 3 сторожевых кораблей, 2 тральщиков, 4 сторожевых катеров и 3 катеров «малый охотник». В отряд артиллерийской поддержки входили эсминец «Куйбышев», 3 сторожевых катера, также для поддержки были выделены береговые батареи флота. Воздушное прикрытие — 12 истребителей. Командир сил высадки — командир охраны водного района главной базы Северного флота капитан 1 ранга В. И. Платонов. Командование операцией оставил за собой её инициатор командующий флотом А. Г. Головко, приняв тем самым на себя всю ответственность. Этот батальон посеял панику во вражеской обороне, уничтожил несколько позиций врага и прорвался на соединение с главными силами.

7 июля на западном берегу губы Западная Лица в целях разведки и демонстрации крупных сил был высажен батальон пограничников (до 500 человек). Десант высажен с 2 сторожевых кораблей, 3 сторожевых катеров, 4 мотоботов. Крупные вражеские силы были переброшены к месту высадки десанта, его попытка прорыва к главным силам окончилась неудачно. В течение 9 июля десант был снят с вражеского берега кораблями флота (2 сторожевых корабля).Оборона Заполярья. 

14.png
Связисты одного из подразделений морской пехоты Северного флота на полуострове Средний.

Опасаясь за свой левый фланг, егеря ослабили натиск в центре. Воспользовавшись этим, 52-я стрелковая дивизия энергичными контратаками отбросила противника за реку. Только за два дня боев враг потерял на Западной Лице более тысячи солдат и офицеров, свыше 2500 егерей попали в госпитали.

Решение на высадку этих двух десантов было чистой импровизацией (вся подготовка операций проводилась в течение одних суток), рассчитанной на внезапность таких действий для врага и его чувствительность к угрозе немногих коммуникаций, связывающих наступающие на Мурманск силы с базами снабжения на границе. В целом такое решение оказалось оправданным. Оба десанта сыграли положительную роль в развитии сражения и отвлекли на себя часть сил противника.

Но враг не изменил планов прорваться к Мурманску. 11 июля егеря возобновили наступление на самом северном участке заполярного фронта. На захваченных рыбачьих и своих надувных лодках они форсировали губу Большая Западная Лица, высадились в ее южном конце и стали углубляться в направлении на юго-восток.

Уже в третий раз с начала войны создалась угроза прорыва гитлеровцев к Мурманску и главной базе Северного флота — Полярному. Дальнейшее обострение обстановки заставило командование 14-й армии и Северного флота высадить в тылу гитлеровцев более крупные силы.

Используя полученный опыт, командование фронта и флота решило расширить выполняемые десантами задачи. Целью нового, третьего по счету десанта, была поставлена задача захвата и удержание плацдарма на западном берегу губы. Тем самым, создавалась бы уникальная ситуация — в нескольких километрах друг от друга на берегу одной реки, впадающей в губу, существует немецкий плацдарм на восточном берегу и советский — на западном. Возникает угроза для автомобильной дороги, по которой немцы снабжают свой плацдарм и его полной блокады, а при благоприятном развитии операции — возможность его полного уничтожения. Положение же советских войск на западном берегу является более устойчивым, так как Северный флот имеет господство на этом участке моря и может обеспечить снабжение морем и поддержку высаженных войск. Данная операция готовилась уже тщательным образом. Для поддержки действий десанта на восточном берегу губы были спешно сооружены несколько артиллерийских батарей.

14 июля силами флота на западном берегу губы Западная Лица был высажен тактический десант в составе 325-го стрелкового полка 14-й стрелковой дивизии и батальон морской пехоты (1600 человек, командир — батальонный комиссар А. А. Шакито). В отряд высадки входили 3 сторожевых корабля, 3 тральщика, 5 сторожевых катеров, в отряд артиллерийской поддержки — 1 эсминец, 1 сторожевой корабль, 4 сторожевых катера, в отряд прикрытия — 3 эсминца. Одновременно с основным десантом высадилась отвлекающая разведывательная группа в количестве 50 человек в районе мыса Пикшуев.

Десанту удалось занять довольно значительный плацдарм. Противник действительно спешно начав стягивать силу к советскому плацдарму, в том числе и с сухопутного фронта. 15 июля враг предпринял первую попытку сбросить десант в залив, но был отбит. 16 июля для усиления десанта были высажены ещё 715 морских пехотинцев. Укрепившись, бойцы вели упорную оборону, отбивая по несколько атак врага в день. Корабли флота и артиллерия оказывали артиллерийскую поддержку десанту. 18 июля противник предпринял решающую атаку на плацдарм и потеснил советские войска. Наступление немцев на Мурманск приостановилось, а 24—26 июля частям 14-й армии удалось потеснить немецкие войска.

Десант и выходящие в его поддержку суда подвергались атакам вражеской авиации, периодически гибли и получали повреждения небольшие корабли. Тем не менее снабжение десанта и переброска подкреплений не прерывались. Авиация Северного флота пыталась оказывать поддержку наземным войскам, но менее успешно.

original.jpeg1 августа немцы начали очередную атаку плацдарма, вновь потеснив советские войска. Уже стало очевидным, что на сухопутном фронте без дополнительных сил выбить противника за Западную Лицу не возможно. Поэтому в этот день было принято решение об эвакуации десанта. Операция была произведена 2 августа силами 15 сторожевых катеров и 9 мотоботов под прикрытием дымовой завесы. Личный состав (1300 человек), все вооружение и снаряжение, а также продовольствие и лошади переброшены на восточный берег губы Западная Лица для усиления сухопутного фронта, раненые (240 человек) доставлены в Полярный. Операция проводилась под прикрытием авиации флота. Однако когда после высадки войск на восточный берег корабли порожними возвращались в базу флота и авиационное прикрытие уже отсутствовало, вражеская авиация нанесла удар и потопила 1 сторожевой катер и 4 мотобота.
Отделение старшего сержанта В. П. Кислякова во время высадки третьего десанта получило задание закрепиться на Безымянной высоте и задержать наступление врага. Сложность задачи заключалась в том, что против десяти бойцов добровольческого отряда Северного флота наступал усиленный взвод горных стрелков. У моряков остро ощущалась нехватка боеприпасов. И вот когда у большинства бойцов кончились патроны и многие были ранены, старший сержант приказал всем отойти: — Скажите нашим, что приказ будет выполнен — сопку буду держать до конца.
На высоте остался один Кисляков. В его распоряжении ручной пулемет с четырьмя дисками, шесть гранат и винтовка со штыком. А внизу, за камнями, — гитлеровцы, вооруженные автоматами. Опять офицеры поднимают солдат в атаку, а Кисляков встречает их огнем и очень экономно расходует боезапас: кто знает, сколько времени придется вести бой. Но вот диски кончились, пулемет замолчал. Оживились, загалдели фашисты и вновь поднялись в атаку. Пока они были в отдалении, Василий бил их из винтовки. Опытный охотник и меткий стрелок из Коми-края ни разу не промахнулся — несколько десятков врагов нашли могилу в каменной россыпи. А когда егеря подобрались ближе, в дело пошли гранаты. И здесь подоспела подмога. Важный опорный пункт обороны был сохранен. За мужество и стойкость Василию Павловичу Кислякову — одному из первых воинов Заполярья и первому среди североморцев — было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. 

Данная операция является одной из лучших советских десантных операций первого года Великой Отечественной войны. На достаточно хорошем уровне было организовано взаимодействие десанта, флота, фронта, береговой артиллерии и авиации. Значительная численность десанта позволила ему организовать устойчивую оборону и длительное время успешно отбивать атаки противника. За беспримерные подвиги на плацдарме было присвоено звание Героев Советского Союза политруку С. Д. Василисину, старшему сержанту В. П. Кислякову и краснофлотцу И. М. Сивко (посмертно).

Важно подчеркнуть, что воины 14-й армии, пограничники и североморцы летом 1941 г. не только оборонялись, но и часто переходили в контратаки, обращая врага в бегство. В июле сводный отряд 14-й армии и пограничников нанес крупное поражение наступавшему батальону врага, захватил богатые трофеи. В долине реки Тулома отличился Рестикентский погранотряд под командованием майора Я. А. Немкова, выбросивший финнов с советской территории.








Возврат к списку



maxresdefault.jpg

2020.png