Рисунок1.jpg    
 Рисунок2.png  
    Рисунок1.png   qN8tOzJXzzY.jpg 

kisspng-oregon-service-clip-art-home-icon-5acf3eab3f6a30.0071308715235314352598.jpg398017, г.Липецк, ул. 9-го мая, д.20

23173-6-phone.png (4742) 43-17-25 

Email_Icon-Org2x.png  e-mail: Razvitie-48@mail.ru

Центр дополнительного образования Липецкой области


75_victory.png
 

1 июля 1941 года в Москве началось формирование дивизий народного ополчения

1 июля 1941 года в Москве началось формирование дивизий народного ополчения

Москвичи с гневом и возмущением восприняли сообщение о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. На митингах и собраниях они выражали готовность с оружием в руках встать защиту Родины. Свои чувства они подкрепляли заявлениями с просьбой о немедленной отправке в действующую армию.

Уже через два часа после выступления по радио В.М. Молотова с сообщением о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз в военкомат Ростокинскоro района было подано 40 заявлений от добровольцев. В течение 22 июня в Киевский РК ВКП (6) от коммунистов поступило свыше 2-х тысяч заявлений. В тот же день 5 тысяч юношей и девушек Тимирязевского района подали заявления об отправке их на фронт.

28351e125a481a18_1024.jpgУже на пятый день был сформирован полк из добровольцев Ленинского района. Они без отрыва от производства изучали военное дело, затем приняли участие в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной Войны.

В эти же дни во всех районах Москвы на добровольных началах создавались истребительные батальоны, в которые вступили 12500 человек.

Начало Великой Отечественной войны совпало по времени с выпускными экзаменами в Московском государственном педагогическом институте им. В. И. Ленина (МГПИ). В связи с этим процедура экзаменов была ускорена, и 1 июля всем выпускникам, в том числе и мне, были вручены дипломы об окончании института. А уже 3 июля 1941 г. в выступлении Сталина по радио прозвучал призыв вступать в Народное ополчение. Студенты и преподаватели МГПИ с энтузиазмом откликнулись на этот призыв. Вспоминается атмосфера всеобщего подъема и непреклонной уверенности в том, что враг будет в кратчайший срок разгромлен на его же территории. Некоторые из нас, студентов, даже предполагали, что праздник 7 ноября мы будем отмечать уже в поверженном Берлине. Ведь газеты, кинофильмы, радио десятилетиями убеждали наш народ в непобедимости Красной армии, в том, что под руководством Коммунистической партии и нашего великого вождя любой враг будет разгромлен на его же земле.

5-я дивизия Народного ополчения Фрунзенского района Москвы начала формироваться сразу же после митинга, состоявшегося 4 июля в МГПИ. Этим занимался Фрунзенский райком ВКП(б) и секретари партийных комитетов предприятий и учреждений, расположенных на территории нашего района. Как правило, партийные работники в военном деле разбирались слабо, а участие райвоенкомата ограничилось лишь подбором кандидатов на командирские должности, списки которых потом утверждались райкомом ВКП(б). Отсюда непрофессионализм в этом важном деле. Райком же партии, по-видимому, отнесся к формированию ополчения как к чисто политической кампании.

363688-ceb96079ee43d646c772b8aa1d7947c2.jpgВ рядовые записывали даже студентов 4-х и 5-х курсов медицинских институтов (во Фрунзенском районе их было два). Правда, потом (кажется, уже в августе) этих студентов отозвали из ополчения, и они через несколько месяцев учебы стали врачами. 
Добровольность проявлялась и в том, что в ополчение записывались люди, не считаясь с состоянием своего здоровья и возрастом. И несмотря на известные возрастные ограничения (от 17 до 55 лет) на фронт стремились 16-ти и даже 15-ти летние юноши и девушки, а также пожилые люди, которым перевалило за 60, а в ряде случаев и за 70 лет, о том свидетельствуют сохранившиеся в архивах списки ополченцев.
Не всегда выполнялось требование Постановления Военного Совета Московского военного округа от 2 июля 1941 года о том, чтобы не принимать в ополчение рабочих и служащих заводов, наркоматов вооружений, боеприпасов, авиационной промышленности, станкостроения и Других предприятий, выполнявших особо важные оборонные заказы. На практике среди ополченцев оказывалось немало и работников оборонных предприятий.

Различным был социальный состав ополченцев. Он во многом зависел от специфики районов, где комплектовались дивизии.
Так, в составе 9-й и 17-й дивизий были преимущественно рабочие, так как в Кировском и Москворецком районах, в которых они создавались, было много промышленных предприятий, в том числе крупных.

А 4-я и 7-я дивизии были укомплектованы, в основном, за счет интеллигенции, что обусловилось спецификой организаций, расположенных в Куйбышевском и Бауманском районах. Например, в составе 4-й дивизии абсолютное большинство составляли инженеры, экономисты, юристы, научные работники, преподаватели, служащие наркоматов и ведомств. Такой состав объясняется преобладанием на территории Куйбышевского района государственных, научных учреждений, издательств, редакций газет, в связи с чем основными центрами создания дивизий народного ополчения здесь были союзные наркоматы внешней торговли, финансов, совхозов, юстиции, Госплан СССР, которые, в основном, и определяли социальный состав дивизии.

563077-b22bfaa655cd7bd341986e59345059c0.jpgОднако неоднородность социального состава не отражалась на боеспособности ополченческих формирований. Образцы мужества и героизма проявляли и рабочие, и инженеры, и ученые, и писатели, и представители других социальных слоев. Не влияла на уровень боеспособности и многонациональность дивизий. В ополчении были представлены практически все национальности, характерные для населения столицы.
Например, личный состав 4-й дивизии был укомплектован бойцами и командирами 33-х национальностей. Но все они чувствовали себя членами одной семьи, объединенной единой целью - защитить свою страну, свой родной дом. Особенностью формирования ополченческих частей и соединений был территориально-производственный принцип.
В соответствии с постановлением Военного Совета МВО комплектование проводилось в 25 районах Москвы и предполагалось создать 25 дивизий. Но затем в связи с нехваткой вооружения и по ряду других обстоятельств было решено сформировать 12 дивизий, передав в них (а также в другие воинские части) ополченцев из остальных 13 районов. Так, записавшиеся в дивизию Пролетарского района были направлены в 8-ю дивизию Краснопресненского района, из Первомайского - в 13-ю дивизию Ростокинского района, из Коминтерновского - во 2-ю дивизию Сталинского и 5-ю Фрунзенского районов, из Октябрьского - в 21-ю дивизию Киевского района и т.д. Крупные предприятия комплектовали отдельные подразделения (роты, батальоны, полки), выделяя для них командиров и политработников.

Например, завод "Калибр" создал полк численностью 650 человек, Первый Государственный подшипный завод, Мясокомбинат имени А.И. Микояна сформировали по батальону, фабрика имени М.В. Фрунзе - 2 роты и т.д. И это оправдывало себя: люди, пришедшие из одного коллектива, как правило, хорошо знали друг друга, а поэтому чувствовали себя более сплоченными, уверенными и целеустремленными в борьбе за общее дело.

Районы и города Московской области также формировали отдельные части и подразделения. Так, Мытищинский район сформировал 3 батальона, Краснополянский - 2, Орехово-Зуево - 3, Серпухов - 2. По батальону создали Коммунистический, Лопасненский и другие районы области. Скомплектованные части влились затем в столичные дивизии народного ополчения. Например, в 4-ю дивизию вошли 250 человек из Лопасненского, Щелковского и Егорьевского районов, в 8-ю дивизию- 3 батальона, сформированные в Красногорском, Дмитровском и Куровском районах Московской облaсти.848338-aeded310cf36275e558bce29b9be131c.jpg
Каждой из 12 сформированных дивизий был присвоен номер, который сохранялся до конца сентября 1941 года. Так, дивизия Ленинского района стала 1-й дивизией народного ополчения, Сталинского - 2-й, Куйбышевского - 4-й, Фрунзенского - 5-й, Дзержинского - 6-ой и т.д. Приказом Ставки Верховного Главного командования от 30 июля 1941 года дивизии народного ополчения были включены в состав армий вновь созданного Резервного фронта: 32-й (2-я, 7-я , 8-я, 13-я и 18-я дно) и 33-й (1-я, 5-я, 9-я, 17-я и 21-я дно). Позднее в состав 24-й армии вошли 4- я и 6- я дивизии народного ополчения.
В сентябре 1941 года московские дивизии народного ополчения были пpeобpазованы в кадровые воинские соединения, в связи с чем получили новые наименования и номера.
Формирование дивизий народного ополчения Москвы регламентировалось штатным расписанием, разработанным штабом МВО. В соответствии с ним в каждой дивизии должно было быть 11600 бойцов и командиров. В действительности на 8-16 июля, к моменту выхода на подмосковные рубежи, в дивизиях насчитывалось от 5334 (8- я дно) до 8701 чел. (9- я дно). Причем численность состава дивизий была нестабильной и в ходе формирования подвергалась изменениям, вызванным перераспределением сил, передачей подразделений из одних дивизий в другие и т.д.

К концу сентября число лиц, находящихся в народном ополчении, увеличилось. Так, в 8-й дно оно выросло до 7500 человек, в 9-й -до 10500, а в 7-й дно составило 15000 ополченцев. В состав каждой дивизии, сформированной в июле 1941 года, как правило, входили три стрелковых полка, два артиллерийских дивизиона, саперная рота, рота связи, разведрота, автотранспортная рота, а в некоторых дивизиях (l- я, 5- я, 6- я) - танковая рота.
1286446685_3a981fde1708d0e2fac3d0d5260.jpgВ августе 1941 года в связи с реорганизацией структура дивизий подверглась изменениям: она включала в себя три стрелковых полка, один артиллерийский полк, зенитный дивизион, три батальона (саперный, связи, медико-санитарный), моторазведывательную роту, автороту подвоза, роту химзащиты и вспомогательные подразделения. Доукомплектование проводилось за счет призывников с территории Московского Военного округа. Такая структура соответствовала штатам сокращенной стрелковой дивизии военного времени. В результате переформирования численность личного состава ополченческих дивизий увеличилась.
Так, в дивизиях 33-й армии к 20 сентября 1941 года она достигла 64496 человек. Одна из особенностей формирования дивизий народного ополчения состояла в том, что в отличие от комплектования частей и соединений руководство этим процессом было возложено на партийные органы. Постановлением Военного Совета МВО была создана Чрезвычайная семерка, куда входили Командующий МВО, секретари Московского областного и Московского городского комитетов ВКП(б), секретарь Горкома комсомола. В каждом районе Москвы была организована Чрезвычайная тройка, возглавляемая первым секретарем районного комитета партии. Состав троек был разнообразным, о чем свидетельствуют литературные и исторические источники и другие материалы Советов ветеранов дивизий народного ополчения. Поэтому трудно согласиться с выводом авторов, утверждающих, что в состав районных троек наряду с первым секретарем РК ВКП(б) входили райвоенком и начальник райотдела НКВД. Да, такой состав предусматривался Постановлением Военного Совета МВО, но на деле так было не везде.

Например, в составе Чрезвычайных троек Kуйбышeвского и Москворецкого районов были председатель Исполкома райсовета и райвоенком, Ленинградского - председатель Исполкома райсовета и начальник районного отдела НКВД, Ленинского - начальник райотдела НКВД и опытный хозяйственник, доцент института стали, ставший затем заместителем командира дивизии по тылу.
Отсюда следует, что подход к формированию троек был не стандартным, учитывались как специфика района, так личные и деловые качества того или иного руководителя, при этом преследовалась цель - достигнуть наибольшей целесообразности включения его в состав создаваемых комиссий.

Вопросами записи в дивизию, формирования ее подразделений на местах занимались, как правило, партийные организации предприятий и учреждений. Осуществляя руководство процессом формирования ополченческих частей и соединений, партийным комитетам приходилось решать вопросы не только комплектования их состава, но также вооружения и материально-технического снабжения.

Dg6_n_oW0AMIa2p.jpgДело в том, что формирование дивизий народного ополчения проходило одновременно с мобилизацией населения в регулярные войска. По этой причине Штаб МВО не мог сразу полностью обеспечить ополченцев оружием и боеприпасами, хотя это и предусматривалось Постановлением Boeннoгo Совета МВО. А обеспечить надо было немедленно. Как отмечал бывший член Военного Совета МВО К.Ф. Телегин, дивизиям нужно было "в короткий срок изучить оружие, сколотить расчеты, отстреляться из тех систем, с которыми придется сражаться с врагом, а возможности для проведения этой подготовительной работы пока ограниченны".

Преодолевая большие трудности, городские и районные организации, трудовые коллективы делали все возможное для вооружения и материально-технического обеспечения ополченцев.

Так, трудящиеся Ленинского района передали 1-й дивизии 4 орудия, 18 танков, 7 пулеметов, 75 автомобилей, 10 тысяч комплектов обмундирования и снаряжения. Кировский район смог снабдить 9-ю дивизию 100 учебными винтовками, 10 пулеметами, 200 грузовыми и 18 легковыми автомашинами, 5 походными кухнями и некоторым другим снаряжением. Аналогичная работа велась и в других районах Москвы.
Конечно, степень обеспеченности дивизий была различной, она зависела от возможностей предприятий и учреждений, расположенных на территории того или иного района. Московские городские и районные организации и трудовые коллективы оказывали большую помощь ополченцам, но она далеко не удовлетворяла их потребности.

Имелись значительные трудности и при подборе командного состава дивизий. В соответствии с Постановлением Военного Совета МВО младший комсостав, 50 процентов командиров взводов, до 40 процентов командиров рот, а также медицинский и весь политический состав должны были подбираться из рабочих, служащих и учащихся района, а остальной нач. состав за счет кадров МВО. В действительности же Наркомат Обороны смог выделить кадры, в основном, лишь на должности командиров дивизий, полков, начальников их штабов. Весь остальной командный и полностью политический состав отбирался их числа самих ополченцев, имевших опыт службы в армии или партийно-политической работы в гражданских организациях.

С каждым, кто рекомендовался на ту или иную должность, проводились индивидуальные беседы. Это давало возможность отбирать на должность командиров и политработников наиболее подготовленных людей, сумевших сплотить тысячи гражданских лиц, многие из которых никогда раньше не держали в руках оружия, объединить их в борьбе с агрессором, посягнувшим на свободу и независимость нашей Родины.

d-r5xlqwsaasoml.jpgВместе с тем, процесс формирования добровольческих частей и соединений осеннего периода имеет свою специфику, характерную для ситуации, создавшейся в октябре 1941 года, когда немецко-фашистские войска оказались на ближних подступах к Москве. Критическая обстановка, сложившаяся к тому времени, потребовала немедленно вывести на московские рубежи новые вооруженные силы, а они могли быть сформированы только из трудящихся и населения Москвы. И такие силы были созданы. В соответствии с решением собрания актива Московской партийной организации, состоявшегося 13 октября 1941 года, во всех районах Москвы были сформированы коммунистические батальоны общей численностью 12282 человека. Их комплектование проходило под руководством городского и районных штабов формирований трудящихся.
В городской штаб входили заведующий военным отделом МГК ВКП(б), секретарь городского комитета Комсомола, представители городского совета Осоавиахима и Военного Совета МВО. В связи с тем, что наряду с коммунистами и комсомольцами в эти батальоны вступали и беспартийные трудящиеся, они стали именоваться рабочими батальонами. При их формировании был использован опыт приобретенный в ходе создания Дивизий Народного Ополчения в июле 1941 года. Вместе с тем учитывались и допущенные в тот период ошибки. Об этом вспоминает бывший член Военного Совета МВО К.Ф. Телегин. "Учитывая, что этим батальонам сразу же придется занимать оборонительный рубеж, - пишет он в своей книге "Не отдали Москвы", - и неизвестно, даст ли обстановка достаточно времени на полный курс боевой подготовки, с Московским комитетом партии договорились - ошибок при формировании первых ополченческих дивизий не повторять, зачислять в строй преимущественно имеющих военную подготовку, знающих оружие, умеющих стрелять и бросать гранаты".

Руководители и партийные комитеты предприятий были предупреждены о необходимости сохранить нужные производственные кадры, а также привлечь на производство домохозяек, пенсионеров, подростков с тем, чтобы не только не снизить, но увеличить выпуск продукции.
И вновь, как в июле, в ряды бойцов становились люди различного возраста и самых разнообразных профессий, вступали целыми семьями, стремясь защитить свои город. Наряду с рабочими батальонами в рядах защитников Москвы были истребительные батальоны, созданные еще в первые дни войны. До середины октября они находились в Москве и каждый из них нес службу в своем районе. 16 октября в связи с созданием вокруг Москвы оборонительных рубежей и формированием воинских частей для их защиты истребительные батальоны были соединены в пять полков, сведенных затем в две бригады московских рабочих.

В результате реорганизации рабочих и истребительных батальонов было создано четыре московских стрелковых дивизии - 2-я, 3- я Коммунистическая, 4- я и 5- я общей численностью 39023 человека, а с учетом организованных в столице 169 боевых дружин и в каждом районе отрядов истребителей танков, число москвичей, вставших на защиту города, превысило 48 тысяч человек.
iHCF2EK3N.jpg
Москвичи на протяжении всего периода Великой Отечественной Войны поддерживали с ополченцами постоянную связь. Городские и районные организации, трудовые коллективы шефствовали над дивизиями и их подразделениями, практиковалось прикрепление предприятий и учреждений к отдельным частям и соединениям. Помощь трудящихся столицы была многообразной. В дивизии выезжали делегации, бойцам и командирам к праздникам и другим знаменательным датам направлялись индивидуальные подарки и письма.

Так, к 24-й годовщине Красной армии Московским стрелковым дивизиям было отправлено 12300 подарков, а в ознаменование первой годовщины Великой Отечественной войны - 5250 подарков. Трудящиеся Москворецкого района направили бойцам и командирам 17-й стрелковой дивизии (17-й дивизии народного ополчения) к 25-й годовщине Октябрьской революции 4677 подарков, к 1 мая 1943 года 2147 подарков, которые, как правило, сопровождались теплыми письмами москвичей.

Московский горком партии учредил для дивизий и полков народного ополчения боевые знамена, которые вместе с грамотами вручались в торжественной обстановке в день принятия присяги. Внимание и забота москвичей воодушевляли бойцов и командиров, способствовали поднятию их боевого духа, воспитанию мужества и стойкости.

К сожалению, значительная часть ополченцев не вернулась с поля боя. В связи с большими потерями пять дивизий были расформированы. Но многие бойцы и командиры народного ополчения, защитив столицу на ее дальних и ближних подступах, прошли славный боевой путь, внеся достойный вклад в победоносное завершение Великой Отечественной войны.


Возврат к списку



maxresdefault.jpg

2020.png